Japanese Dolls
Меню сайта
Рекламное место
Интересное
Наш опрос
    С какой страны Вы попали на сайт?
Всего ответов: 611
We Heart It
.
Наша кнопка
Japanese Dolls











Северные территории. Часть 3


|Рассылка: Subscribe.Ru | RSS-лента Канал новостей |






Холм на чужбине
На фотографии - Монумент Семи казненных в синтоистском храме Ясукуни в токийском районе Кудан. Этот храм посвящен 2,5 миллионов погибших японских солдат, здесь упокоены души всех павших за великую Японию. Игнорируя международное право и используя оружие массового поражения, американцы выиграли войну над Японией, они провели Токийский суд, приговорив в качестве возмездия руководителей страны к повешению. Затем их тела кремировали, остатки костей перемололи и развеяли над Тихим океаном. Но кто-то из японцев, работников крематория, часть пепла сохранил и остатки казненных, уже после американской оккупации, японцы захоронили и возвели монумент. Согласно синтоистской традиции, японские граждане, погибшие в каких-либо войнах, в которых участвовала Япония, являются предметом поклонения. Поэтому в храме Ясукуни поклоняются не богам, а душам погибших воинов. Солдаты, отдавшие жизнь за императора, приравнены к богам. Во Второй мировой войне Япония потеряла 2133885 своих солдат. К памяти павших японцы относятся трепетно, это связано с культом предков и очень глубоко укоренилось в японской психологии. Военный Музей Юсюкан находится на территории храма Ясукуни. Недавно он был реконструирован, там открыли большой новый корпус, где несколько залов, все стены, от пола до потолка, завешаны фотографиями размером 10х15 всех павших в войнах Японии, кого удалось найти. Лозунг советских времен "Никто не забыт, ничто не забыто" японцы, в отличии от нас, воплотили в жизнь. Там стараются найти каждого. В храме имеются специальные регистры, куда заносят фамилии погибших. Ежегодно, осенью, проводится церемония занесения туда новых имен. Читать дальше


Шиповник на снегу
"Когда я бродил по заснеженной равнине, совершенно не помня себя, мучимый отчаянием и голодом, то неожиданно нашел ярко-красную ягоду шиповника. Еле передвигаясь от слабости, я пошел к ягодам, не зная, съедобные они или нет. Ягоды оказались сладкими. И до сих пор не могу забыть этот невыразимо приятный вкус. Всего лишь одна ягода шиповника в мирное время ничего из себя не представляет, но во мне, тогдашнем, она вызвала невыразимый восторг и успокоенность. Думаю, что ее яркий цвет и вкус поддерживали меня во время последующей жизни в плену. С тех пор красные ягоды на снегу стали для меня символом жизни, света и надежды. Я всегда думал, что надо жить светлой надеждой..." Это воспоминания японского солдата Миямото Цутому о русском плене. Он не воевал ни в одном бою, но пять лет в 1945/49 годах провел в концлагере в Сибири. Говорят, что какой бы суровой ни оказалась зима, птицы не станут клевать ягоды шиповника. Считается, что его колючие косточки опасны для них. Но именно шиповник спас японского солдата, оказавшегося в плену, от гибели. Вернувшись на родину, Миямото Цутому написал воспоминания и назвал их "На ягодах шиповника. Записки о сибирском плене". В Японии бывший солдат стал художником, рисует картины в абстрактном стиле. На всех его выставках, а они проходили и в России, в центре экспозиции всегда небольшой графический лист в простой черной раме, напоминающей грубое окно лагерного барака. За ним – бесконечная снежная равнина и красные пятна шиповника. Читать дальше


Первопроходцы, исследователи и колонисты района Эсутору
Если бы Россия прокладывала торговый путь в Японию через Сахалин, мы бы начали рассказ об освоении западного побережья острова с традиционных «отписок» и «скасок» русских землепроходцев. Но истории было угодно отправить поток русских колонизаторов сначала на Камчатку, а оттуда на Курильские острова. И только в XVIII в., «перешагивая» с острова на остров, Россия вплотную подошла к Хоккайдо[1]. Растущая активность «волосатых негодяев высокого роста с длинными носами» на северных рубежах Японии убедила сёгунат в необходимости защиты границ от иностранного вторжения. Парадокс ситуации заключался в том, что на севере страны государственных границ как таковых не было: термином Эдзо-ти (Земли Эдзо 蝦夷地) обозначались все территории, заселённые айнскими племенами. Таким образом, под формальную юрисдикцию владевшего «землями Эдзо» клана Мацумаэ 松前藩 попадали не только собственно Хоккайдо (Эдзо 蝦夷), но и Сахалин (Северный Эдзо – Кита Эдзо 北蝦夷), и Курильские острова (Дальний Эдзо – Оку Эдзо 奥蝦夷). При этом практический весь Хоккайдо оставался для Японии «белым пятном», не говоря уже о Сахалине, о котором известный учёный Хаяси Сихэй 林子平 писал в своём «Общем обозрении трёх государств» 三國通覧 (1785): «Это место называется остров Карафуто..., но нет ни одного человека, который бы всё подробно видел там своими глазами. … Место это фактически не остров, а полоса, связанная территориально с Восточным Даттаном и представляющая собою мыс юго-восточного моря…» Читать дальше


Вход на сайт
Поиск
Nolix Bar
Топ статей
Архив
Друзья сайта
Визиты




Анализ сайта - PR-CY Rank Яндекс.Метрика