Japanese Dolls
Меню сайта
Рекламное место
Интересное
Наш опрос
Как надо ответить на повторный вопрос Kuchisake Onna?
Всего ответов: 132
We Heart It
Друзья сайта
.
Наша кнопка
Japanese Dolls






Борис Пильняк и Япония
[ · Скачать удаленно (291 КБ) ]20.11.2012, 15:02


Япония не принесла удачи Борису Пильняку, хотя поначалу казалось, что принесет. 6 марта 1926 года автор «Голого года», культовой книги в России 1920-х годов, автор, приветствовавшийся Троцким и Бухариным, друг Пастернака, Платонова и едва ли не всех, кто в то время творил русскую литературу, стал первым «красным» писателем, посетившим Японию с официальным визитом. Об этом событии сообщали передовицы газет. Затем, уже в мае 1932 года советское и японское правительства разрешили Пильняку новую поездку, на этот раз частную. Благодаря ей, он смог внести в книгу «Корни японского солнца», сурово раскритикованную после ее выхода в свет в 1927 году, давно ожидавшиеся исправления.

Но и после публикации в 1933 году «Камней и корней» — книги, которая в наши дни читается с большим трудом и в 1934 и 1935 годах подверглась новым правкам, — Пильняк так и не освободился от Японии: обе его поездки в эту страну, как и дружба со многими представителями японской интеллигенции, стали основанием для его ареста в октябре 1937 года. По сообщению В. Шенталинского, одной из главных причин казни Бориса Пильняка 21 апреля 1938 года было обвинение в шпионаже в пользу Японии.

Конечно, вне зависимости от того, была бы Япония в жизни Пильняка или не была, во время чисток 1937 и 1938 годов у фрондера, написавшего «Повесть непогашенной луны», а затем «Красное дерево», почти не было шансов не попасть в силки НКВД. Как и в случае с театром Всеволода Мейерхольда два года спустя, «Япония» послужила лишь предлогом для безумствующей власти, средством оправдания совершаемых ею убийств.

Сегодня вернуться к поездкам Пильняка в Японию стоит потому, что до сих пор нет ни одного посвященного им исследования - ни в этой стране, ни на Западе, ни в России. Как нет и ни одной работы с анализом текстов, на написание которых поездки вдохновили Пильняка. Но можно ли говорить о советско-японских культурных контактах, чрезвычайно активных в конце 1920-х — начале 1930-х годов, и, a fortiori, анализировать их, не беря в расчет эти поездки? Их умолчание советской стороной еще можно принять или объяснить: с 1936 по 1976 год произведения Пильняка не публиковались, имя его вплоть до 1986 года почти не упоминалось. Что поражает, так это молчание западных и японских русистов.

В годы, когда Пильняк посещал Японию, две державы вели друг с другом некую «игру»: с помощью ее они старались (и не без успеха) избежать войны, неизбежность которой ощущалась ими в течение двадцати лет. Попробуем выявить значение поездок Пильняка в этом контексте, определить, какую роль выпало ему сыграть в отношениях, складывавшихся перед войной между некоторыми деятелями искусства и представителями интеллигенции России и Японии.

Никакой пропаганды, по крайней мере, официально…

20 января 1925 года Япония и СССР пришли, наконец, к соглашению. Переговоры были долгими: понадобилось свыше пяти лет, чтобы подписать документ, который русские называют Пекинской конвенцией, а японцы — Договором об основах советско-японских отношений. Новые хозяева Кремля сделали все от них зависящее, пошли даже на создание марионеточного государства, эфемерной Дальневосточной Республики, просуществовавшей с апреля 1920 по декабрь 1922 года, чтобы сблизиться с Японией и добиться от нее вывода войск, с лета 1918 года находившихся в Сибири . С японской же стороны потребовалась выдержка таких политиков как Гото Синпэй , чтобы убедить правительство внять доводам рассудка: сибирская экспедиция — предприятие дорогостоящее и неудачное; ее осуждают американцы и в равной мере она непопулярна среди японцев; если Советы желают осваивать Сибирь с японской помощью, то почему бы с ними не договориться?

Дипломатическое признание Японией Советского Союза — продукт чисто прагматиче-ского расчета. Тут и надежда на выгоды от торговли с соседом, располагающим богатыми природными ресурсами, и щелчок Соединенным Штатам, которые никак не хотели признавать СССР. Как тогдашний министр иностранных дел Японии Сидэхара Кидзюро сформулировал в доверительной беседе с Дмитрием Абрикосовым, «отнюдь не любовь к большевикам побудила Японию признать Советскую Россию; просто Россия — наш ближайший сосед, и, если Япония не признает советское правительство, ей не к кому будет адресовать свои претензии и протесты, а ее интересы будут постоянно нарушаться».

Абрикосов, являвшийся последним официальным представителем царской России в Токио, высказывал опасения, что признание СССР «даст Советам свободный пропуск в Японию, прямой допуск к контактам с японской общественностью». В ответ на это Сидэхара признал, что «японцы очень хорошо это понимают, но получили от большевиков обещание не вести в Японии никакой пропаганды. Со своей стороны мы пообещали, что запретим белой эмиграции вести подобного рода деятельность на территории Японии». Рассказывая об этом в своих воспоминаниях, Абрикосов, делал вывод: «Было очевидно, что советско-японские отношения зарождаются в не особенно дружественной атмосфере».

Лучше нельзя было сказать. Два государства, совсем недавно бывшие врагами, и так относились друг к другу настороженно, а тут еще в ходе переговоров постоянно возникал чрезвычайно щекотливый вопрос о пропаганде. Для российской стороны поводы для беспо-койства были не столь уж значительными: угроза создания японцами с помощью Григория Семенова (которому адмирал Колчак накануне своего пленения в 1920 году большевиками передал командование войсками белогвардейцев) новой антибольшевистской армии была маловероятной. Для этого Семенову не хватало размаха. Кроме того, как доказывает один из японских документов, японцы прекрасно знали, что в ноябре 1924 года во время встречи в Китае с Л. Караханом Семенов предложил советской власти свое содействие за весьма уме-ренную цену — две тысячи долларов. Да и русских эмигрантов, получивших въездную визу в Японию, было слишком мало. К 1925 году их число составляло чуть более тысячи человек, и большинство из них находились в столь стесненном материальном положении, что предпочли бы перебраться в другие места — в Китай, Францию и даже Сербию.

Скачай и читай полностью!
Категория: Книги и журналы | Добавил: japanese-dolls | Теги: Дани Савелли, Борис Пильняк, Япония, Борис Пильняк и Япония
Просмотров: 1320 | Загрузок: 293 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Nolix Bar
Топ статей
Теги
дзэн японская кухня мон Минамото японские школьницы японские девушки Япония камон Японская геральдика Момидзи Chūshingura Forty-Seven Ronin Haruyo Morita Дамы эпохи Хейан сибари Shunga японские монстры Стихи Japanese retro photo bijin-е Keisai Eisen Enami японское ретро фото Фусими Инари Тайся Одри Кавасаки сюнга Сякухати Ёсивара Майко проститутки Японская осень Илья Пушкин скачать книгу Токио традиции японские куклы сумо Японские блюда японский пантеон Камикадзе Нагасаки японская живопись японский сад сервис Audrey Kawasaki браузер Японизм куклы менталитет онсэн Самураи скачать клип Музыка вино сакэ Сакура Минамото Ёсицунэ книга Японский дом Русско-японская война гейша гейши христианство православие Горы Японии чай японское фото монах японский Кимоно фудзи Кодо садо Ками Халхин-Гол японская ментальность скачать книги Александр Мещеряков японская музыка мода Старинные карты Японии иезуиты школьницы Порт-Артур умэ вторая мировая война история горячий источник авторские куклы Беловодье Видеоклип синто еда Буддизм Хубилай киото японские замки Эдо живопись
Block title




Анализ сайта - PR-CY Rank Яндекс.Метрика